+7 (812) 337 15 49
+7 (921) 963 70 56
Санкт-Петербург
Манчестерская, 2
У нас новый адрес Карта

Сны о Москве

Сны о Москве
(0)
Автор статьи Анатолий Жовинский.

Об авторе

Так называется серия работ, одну из которой мы будем сейчас обсуждать. Её автор студентка Московского текстильного университета и одновременно слушательница курса по специальности «Дизайн» в МИЭМ Ирина Клепец.

Техническая справка

Работа над снимком велась на Манежной площади Москвы летним днём (примерно в 16 часов) в серую, с прояснениями погоду после дождя. При съёмке использованы фотоаппарат Pentax MZ-6 с объективом SMC Pentax FA 28-80 мм f/3,5-5,6 и чёрно-белая плёнка Fomapan Classic 100. Фотоаппарат был настроен на режим мультиэкспозиции. Обсуждаемая фотография родилась не по принципу «увидел и нажал». Здесь не случайно было сказано «работа над снимком велась...». Позже мы подробно познакомимся с деталями этой работы.

Из чего сложилось

Поскольку показанная фотография имеет чёткую, хорошо выстроенную композицию, с её обсуждения мы и начнём. Автор не задумывал её заранее. Она рождалась по ходу съёмки, но мы имеем дело не с репортажным снимком, сделанным в момент неожиданного появления сюжета, а с сюжетом «построенным». И надо сказать, очень удачно.

Компоновка

Здесь привлекают многие композиционные элементы. Прежде всего, общая диагональная компоновка, построенная из сходящихся линий балюстрады. Визуальным центром кадра оказывается блестящий, вымытый недавно прошедшим дождём шар. Этот центр выделяется формой, тоном, положением и контрастом. Я умышленно не написал «смысловой центр». О смысле здесь говорить не берусь - ведь это один из снов, а во сне, вероятно, правильнее говорить об ассоциациях, фантазиях, смысловых полутонах. Отметим, однако, что этот центр, каковым бы он ни был, расположен вблизи золотого сечения, чем дополнительно акцентируется весомость шара как центра композиции. А ещё заметим - этот центр выделен ещё и резкостью на общем, чуть нерезком, вибрирующем фоне.

Фон

Фон здесь требует особого обсуждения. Он нерезкий, зыбкий и очень условный геометрически. Фон здесь «дышит» не только геометрическими вольностями, но подёрнут туманной дымкой. Это помимо иллюзорности картины образует и дополнительную перспективу, объёмность, которая подчёркивает образ сновидения.
Причём сновидения движущегося, ведущего вглубь кадра и тающего в удалении.

Структура

Работает на сюжет в этом снимке и крупная грубая зернистость изображения. В другом случае можно было бы говорить о неправильной проявке плёнки. Ведь совсем недавно мы испытывали плёнку, на которой произведена съёмка. Она позволяет получить очень мелкозернистое изображение. Но здесь такая критика оказалась бы неуместной - про- явлено-то плохо, но зато изображение получило очень уместную, почти мелкорастровую структуру. В нашем случае можно считать её дополнительным изобразительным приёмом, пусть и неумышленным.

Тон

Печать обсуждаемого снимка была выполнена в виде тонированного в сепию отпечатка. Тёплый тон также дополняет лиричность изображённого сюжета. Он также способствует замыслу автора, связывая нас мысленно с чем-то нереальным и отстранённым.

АУ, ЛЮДИ!

Когда я смотрю на эту фотографию, мне мешают люди на лестнице. По-моему, этот элемент реализма нарушает цельность иллюзорности, задуманной автором. С другой стороны, Москва без людей, даже во сне - фикция. Кроме того, многие, чьим вкусам я вполне доверяю, считают, что уходящие вглубь кадра люди лишь усиливают выразительность снимка. Посему не настаиваю на своём мнении. Пусть каждый зритель решает для себя сам - принять такое авторское решение или нет.

ТЩАТЕЛЬНЕЕ надо...

В чём нет никакого сомнения - так это в недостатке другого рода. По всей периферии кадра изображение высветляется. Трудно сейчас сказать, по какой причине оно возникло. Возможно, при съёмке, а может быть, от неаккуратной проявки. В любом случае это высветление смотрится как дефект, как неопрятность. Обычно при ручной печати периферия кадра дополнительно немного пропечатывается даже при ровной плотности по кадру. Так отпечаток выглядит лучше, естественнее. Здесь, наоборот, высветление периферии кадра уводит взгляд от сюжетно значимых участков изображения и снижает общее впечатление, в целом очень благоприятное. Можно было бы, разумеется, внедриться в кадр и с помощью компьютера, чтобы устранить этот недостаток, равно как и тёмную полосу, проходящую через перила лестницы.

ТАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

А теперь, когда отношение к снимку выражено, разберёмся, как же всё- таки он был сделан. Ирина после одного из мастер-классов, воодушевившись на использование режима мультиэкспозиции, которым оснащён её фотоаппарат, сделала следующую техническую заготовку. В листе тёмного пластика было подготовлено несколько отверстий разного диаметра, которые должны были выполнять при съёмке роль диафрагм в затенителе, прикрывающем остальную часть изображения. При выборе сюжета ей следовало отыскивать кадр с тёмным участком, на который с помощью дополнительных диафрагм подходящего размера можно было снять небольшой объект, чтобы дополнить изображение при второй экспозиции.

С таким оснащением она и вышла на фотоохоту в центр Москвы, ещё не имея в виду конкретного сюжета. Один из подходящих сюжетов подвернулся на Манежной площади. Им оказалась лестница, отражение которой от металлического листа одного из киосков на площади она увидела. Сфотографировав его в качестве первой экспозиции, она получила тот самый вибрирующий фон с лестницей, балюстрадами и людьми на заднем плане.

Выбирая компоновку кадра, она оставила место для шара, который был сфотографирован здесь же, на площади. Поскольку обе экспозиции не были разделены большим временем и ничто не успело забыться, то ей не пришлось зарисовывать композиционные схемы, как это часто рекомендуется, чтобы точнее воспроизвести задуманную композицию.

Что ж? Усердие фотографа не пропало даром. Присоединимся к поздравлениям: за описанную сегодня работу Ирине присужден диплом третьей степени на недавно проходившем в Москве Фестивале студенческой фотографии.

В настройках компонента не выбран ни один тип комментариев